Киножурнал Наш фильм - российское кино, сериалы, телевидение и театр
Новости Кино Сериалы Театр Телевидение Фотогалерея Форум
Главная arrow Театр arrow Спектакли arrow «Дуэль»: шум у моря

«Дуэль»: шум у моря

ДуэльМалая сцена МХТ им. Чехова бросила вызов: режиссер Антон Яковлев представил спектакль «Дуэль» по одноименной повести А.П. Чехова. Для писателя «Дуэль» стала своего рода ответом на «Крейцерову сонату» Л.Н. Толстого, которую сегодня также играют на Малой сцене театра в постановке того же Антона Яковлева. В «Дуэли» не повторился ни режиссер, ни актеры, и спектакль получился ярким и талантливым.

Сцена усыпана мелкой галькой, мостки ведут к морю, на стенах - множество канатов. На фоне морского пейзажа - утомленные люди, мающиеся, ждущие бури, способной освежить затхлость здешнего существования. Здесь, на Кавказе, они собрались, в общем-то случайно, «от делать нечего друзья». Неспокойный климат. Лихорадит. Горы давят, срывают нервы. Восточная дымка, вино, звуки саза (на нем играют в спектакле) не заглушают давно созревшей ненависти ко всему и  ко всем. К себе в первую очередь.

ДуэльЗдесь у моря, где «в воздухе соль и йод» сталкиваются два совсем разных человека. Лаевский - его жизнь - горькая соль, - не слишком удачливый, склонный к самокопаниям. У него кризисы: возрастной, любовный, духовный, материальный. Цели нет, хочется только «Бежать! Бежать!». Фон Коррен - биолог, жесткий рационалист и местная «язва» тоже планирует отчалить в экспедицию. Он - социальный дарвинист, мечтающий как йод уничтожить вредные для общества микробы: слабых, неприкаянных, бесполезных людей. Таких как, например, Лаевский, в его представлении. Из борьбы взглядов, убеждений, принципов вырастает словесная дуэль, завершающаяся поиском секундантов и отсчетом шагов.

Кинозрители помнят этот сюжет по фильму И. Хейфица «Плохой хороший человек» с Олегом Далем и Владимиром Высоцким в главных ролях. Лаевский-Даль с первых минут фильма вызывал презрение. Рядом с ним несгибаемый, стальной Фон Коррен-Высоцкий, не прибегая к оружию, заведомо выигрывал дуэль. Сценическая версия А. Яковлева менее категорична и максимально приближена к первоисточнику, а в нем, как и всегда у А. Чехова, нет ничего однозначного. 

ДуэльВ спектакле два состава - два различных Лаевских: Анатолий Белый и Александр Усов. А. Белый - популярный и талантливый актер (такое нынче редко). Обаяние, внешность героя-любовника, порой, возводят его талант в ранг гения. Особенно  в глазах женской аудитории. На форуме театра поклонницы писали, что не пойдут на спектакль, если будет играть «не тот состав». Правды ради замечу, что А. Белый играет в высшей степени профессионально. Зрители, и те, кто придет на актера, и другие, кто придет на спектакль, разочарованы не будут. Те же, кто увидят в роли Лаевского  А.Усова, будут приятно поражены.

На сцене - небольшого  роста человек, интеллигентный уже внешне. Вот он раскачивает канаты один за другим, повисает на одном из них, катается, закручивается в веревках. Он мечется, бьется из стороны в сторону как пойманный  в сети, будто побиваемый волнами. А спустя мгновение, так, что зал не успевает опомниться от увиденного, начинает рассказывать свою жизнь, свою не оправдавшуюся любовь. На вид - все просто и спокойно, но это внешнее. Внутренняя тревога, нервность будут копиться, пока не выплеснутся: истерика или приступ лихорадки, колика или нервный срыв, только видно, что покрасневшему не от крика или быстрых движений актеру больно. Больно человеку, потому что тот, кто перед нами не может быть лицедеем. Человек с оголенной душой. Эдакая смесь Войницкого и Гамлета. Кажется, он повесится на одном из канатных узлов: жизнь закрутила также туго как эти канаты. И можно было бы объяснить такое пронзительное исполнение, как и в случае с А.Белым, высоким мастерством, отличной пластикой, поставленным голосом, но этого недостаточно. Здесь нет швов, «приемов», а уловить то, что есть, и объяснить, чем это достигается, невозможно. Это тот случай, когда, говоря словами Лаевского, «впечатление лучше всякого описания».

ДуэльЕвгений Миллер - Фон Коррен - один на двух Лаевских. Используя определение врача (как всегда обаятельный Д.Назаров), у которого герой столуется, играет он то «с перцем», то «с кислотцой». Его едкие реплики веселят зал, но это в большей степени заслуга писателя. В первом акте, где герою уготован длинный монолог, актеру пока не очень комфортно: он скован, монотонен, порой зажат. Может быть, таким он видит себе типаж классического немца? Это ошибочно, и стоит согласиться с доктором, что «его немцы испортили». Свой монолог о «подборе» и типах людей он читает как профессор-патриот в Германии времен 30-х. И то эмоционально не подкрепляет произносимое. Но во втором действии перед нами  ожидаемый Евгений Миллер. После ролей Базарова (тоже дуэлянта, упоминание которого в спектакле вызывает смех у зрителей, видевших актера в этой роли), адвоката в «Процессе» Ф.Кафки, Сильвы из «Старшего сына», на актера уже возлагают определенные надежды. И вот возвращается обаяние, уверенный взгляд, образ обретает необходимую яркость. Из дуэли с ролью актер выходит победителем.

Особым успехом у зрителей пользуется Валерий Трошин в роли дьякона. Актер делает своего персонажа настолько колоритным, что даже само присутствие его на сцене доставляет удовольствие. Размышления же о вере и разговор с мусульманином Мустафой (В.Кулюхин) и вовсе служат достаточным оправданием всего спектакля: надо верить (без уточнений) и дело делать. И в правду, и просто.

ДуэльИз двух женских образов удачен лишь один. Ольга Васильева очаровывает зрителей с первых секунд, ее героиня - это приятная передышка между изматывающими монологами главных героев. Ее партнерша по сцене Е.Панова (жена Лаевского) своей манерой играть явно претендует на звание третьего центрального персонажа. Претендует, но не дотягивает даже до добротно сыгранного эпизодического лица. Ни с одним из Лаевских она не органична и не смотрится в паре.

МХТ им. Чехова можно поздравить - «Дуэль» обошлась без жертв. Антон Яковлев поставил прекрасный спектакль, очень человечный, понятный, но, отнюдь, не простой. В пространстве, справедливо носящем название Малой сцены,  появился большой спектакль: не режиссерское высказывание, не отдельный бенефис, а полноценное многослойное произведение. И очень нужное сегодня: как и героям спектакля, нам, порой, необходимо «встряхнуться», и, оглядываясь назад, понять, что время идет вперед. Поединки с ним бесполезны, а баталии и пустословие его не прибавляют.

Эмилия Деменцова, фото Екатерины Цветковой (МХТ им. Чехова)

 


 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

< «Реквием»: вечная память   «Обрыв»: роман-романс >


 
Новости | Кино | Сериалы | Театр | Телевидение | Фотогалерея | Форум

Наш фильм © 2006 - 2014